Коліївщина

Хонка как отражение украинских реалий

С зимы этого года в стране усиленными темпами дерибанится имущество бывшего главы государства, его команды и депутатов его партии. Все это происходит под одобрительное кивание голов народных масс. Мол, поделом им. Наворовали, значит надо отдавать стране добро. Проблема в том, что благородный порыв не имеет ничего общего с тем, как на деле реприватизируется «нажитое непосильным трудом».
В обход всех инстанций: милиции, которая должна была в первые дни бегства оцепить жилища бывших расхитителей народного добра и провести опись их имущества, и судов, которые должны были вынести постановление об его аресте, народ пошел в разнос и стал вершить свое правосудие. Проще говоря, в силу в ступил принцип «грабь награбленное». После двух недель «победы майдана» был до основания раскурочен дом бывшего генпрокурора Пшонки. Украли все, что представляло хоть какую-либо ценность и увезли в неизвестном направлении. С Межигорьем бывшего правителя поступили менее жестоко, хотя и сумели вывезти нехилое количество весьма ценных предметов.

Пожалуй, самый вопиющий случай произошел с домом депутата бывшей провластной партии Олегом Царевым. Мало того, что оттуда, по сути, выгнали его семью, чтобы разместить беженцев с Востока, так еще и начали рыться в его вещах и выкладывать их на обозрение всей страны. Самое интересное, что это делали те, кто дико рвется в Европу и страшно хочет жить по европейским правилам. Ситуация невероятная даже для самой дикой страны ЕС, но в нашем случае вопиюще демонстрирует положение дел в разрезе.
Кем бы ни были Янукович, Пшонка, Царев, Левочкин и другие люди, которых в данный момент назвали врагами народа. Кто имел право лезть в их частную собственность и ею распоряжаться? Кто давал право вершить самосуд в обход всех институций? На это у большинства моих сограждан один аргумент: так они же враги народа. В связи с этим резонно возникает вопрос: а если завтра вас объявят врагами народа, вашу собственность точно также можно будет отжать и вышвырнуть вас на улицу как собаку? В большинстве случаев никакого ответа не последует. Либо посыплются проклятья и обвинения в пособничестве бывшей власти.

Понять, что это дикость, которая вернется бумерангом после следующей смены власти или «ррреволюции» не в состоянии ни стоявший на майдане слесарь из Одессы, ни депутат парламента от ровненской области, который временно оказался у руля. Все хотят жить, как в Европе, но жить по европейским правилам особенно не хочется. Там, за бугром, частную собственность просто так отжать не получается. Нужно зарабатывать деньги, заключать договор о покупке, который регистрирует суд, и вносить информацию в открытый реестр. А здесь – красота. Нацепил камуфляж, взял биту – и вот ты уже владелец Хонки, коллекции оружия или золотых батонов. Ляпота! Так могут же отжать назад? Так мы ж люди фартовые, с нами это никогда не случится!

Этот шизофренический замкнутый круг крутится уже 23 года. Мясорубка, в результате которой сбежало/умерло 6 млн человек. Боюсь, что с такими темпами отжимать будет уже не у кого и некому. Изменить ситуацию хоть сколечко помогла бы формализация собственности в стране и занесение её в открытые реестры, но после провального голосования по законопроекту 4728, похоже, что хаос будет длиться еще долгие годы.
Mjolnir

Операція "Формалізація" (Чудова стаття від Василя Цушка, всім прочитати обов'язково)

Річ без хазяїна належить дияволу
Старе грузинське прислів’я

Ця стаття – результат роботи, проведеної групою активістів та прихильників впровадження в Україні прозорих механізмів обліку власності.

Автор є лише одним із учасників цього кола однодумців і, в силу певних обставин, публічним ретранслятором напрацьованих ідей.

Чому в Чилі, де сила землетрусу була незрівнянно більшою, ніж на Гаїті, загинуло у 200 разів менше людей?

А ось чому. Як пише в своїй книзі "Містерія капіталу" перуанський економіст Де Сото, загальний час для законного отримання землі на Гаїті становить 19 років, проте навіть таке довге випробування не гарантує покупцю, що його власність буде визнано законною.

Тобто, гаїтянам немає жодного сенсу зводити капітальні будівлі, бо щомиті їх можуть викинути з їхніх помешкань. Тимчасові ж хиткі бараки стали могилами для тисяч і тисяч гаїтян навіть при землетрусові середньої сили.

Нічого не нагадує? Не виникає асоціацій з ненькою Україною?

У Чилі держава піклується про те, аби майнові права було відносно нескладно оформити без зайвої бюрократичної тяганини. Чилійські землевласники, впевнені у своєму майбутньому, зводили міцні та довговічні будинки, більшість з яких пережили навіть досить потужний землетрус.

Де Сото своїми дослідженнями неформальної (позалегальної та напівлегальної) економіки доводить прямий зв'язок між рівнем формалізації прав власності та економічним розвитком країн.

Формалізація є майже синонімом економічного зростання - тобто абсолютно необхідною, хоча і недостатньою, умовою процвітання.

Collapse )